Конец близок

Конец близок. Почему аналитики боятся нового кризиса в США в 2017 году

Возможно, те из патриотов, которые давно предрекают крах американской экономики, не так уж не правы. Фундаментальные причины кризиса 2008 года, который стал самым масштабным со времён Великой Депрессии, никуда не делись и неизбежно приведут к очередному спаду уже в скором времени, считают некоторые экономисты. Во всём мире растёт неравенство и безработица, ипотечные рынки снова перегреты, а в США последствия очередного биржевого пузыря усугубит демографическая яма.

Возможно, советник президента Сергей Глазьев, над которым принято посмеиваться за то, что он с 2007 года предсказывает крах американского доллара, но пока так его и не дождался, а кроме того постоянно повторяет мантру о «перенакоплении капитала в финансовых пирамидах» США, не так уж и не прав. По крайней мере, у него есть авторитетные сторонники среди американских и британских экономистов, которые считают, что новый финансовый кризис не за горами, и он будет ещё хуже предыдущего. Сравнить его можно будет только с Великой Депрессией.

На этой неделе на сайте Business Insider вышла пессимистичная колонка экономиста Гарри Дента. Он предсказывает, что в 2017 году Америку ждёт жестокий финансовый кризис и падение экономики: промышленный индекс Dow Jones рухнет больше, чем в три раза. Это будет самый страшный шторм, который застал в сознательном возрасте кто-либо из ныне живущих людей.

Гарри Дент — не просто аналитик. Именно он предсказал в конце 1980-х, когда в это почти невозможно было поверить, что экономика Японии в 90-х перестанет расти, а в Азии случится банковский кризис. Тогда же он предсказал рост Dow Jones вдвое в течение 90-х годов — и снова оказался прав. Ему же принадлежит — с некоторыми оговорками в плане точности дат и цифр — прогноз быстрого биржевого роста в 2000-е годы. Именно тот рост закончился финансовым кризисом в 2007 году, последствия которого мы ощущаем до сих пор во всём мире.

В своих долгосрочных прогнозах Дент ориентируется в первую очередь на демографию. Всем известен феномен бэби-бумеров: рождаемость в США непрерывно росла с 1945 до 1955 года, когда достигла пика. А в 1973 году — наоборот, провалилась в яму. «Волны» от этого демографического перепада влияют на американскую экономику до сих пор. Также Дент ориентируется на различные шаблоны финансового и экономического роста: в схожих обстоятельствах графики биржевых индексов часто повторяют друг друга. Кривые быстрого роста за пару-тройку лет перед последующим падением очень напоминают друг друга. Следя за тенденциями на рынках акций и облигаций, можно попробовать предсказывать будущее на год-два вперёд.

Именно это и делает Дент. Он смотрит на индекс S&P 500 за последние два года (это индекс 500 крупнейших компаний в США по рыночной стоимости) и сравнивает два графика Dow Jones — за десять лет до краха интернет-компаний в 2000 году и за последние десять лет. Оба показывают, что пик роста был только что пройден. А второй — ещё и предсказывает гигантскую яму впереди.

Что-то это всё напоминает

Всё это было бы довольно умозрительно, потому что далеко не всегда похожие в начале графики повторяют друг друга до конца. Спад на бирже может оказаться коррекцией, когда чуть-чуть переоценённые акции дешевеют. Но, во-первых, Дент уже давно предсказывает, что 2016 год станет переломным для глобального экономического цикла с точки зрения демографии и в 2019 году должен наступить спад.

Есть другие тревожные признаки сходства с 1997-2000 годами кроме графиков. В июле 2015 года крупнейший на сегодня азиатский индекс Shanghai Composite рухнул на 45% за 2,5 месяца (банковский кризис в Азии предшествовал обвалу интернет-компаний в 1999-2000 годах), а в феврале на 40% рухнул индекс биотехнологических компаний в США. Всё это признаки, что сейчас речь идёт не о коррекции, а о начале долгого пути вниз.

Гарри Дент — далеко не единственный, кто предсказывает серьёзные проблемы американской и мировой экономике в 2016-2017 годах. Вопрос о том, не будет ли у нас нового кризиса в 2017 году, регулярно задаётся студентами экономистами, и на сервисах ответов типа Quora получает больше утвердительных ответов: «Да, будет».

В феврале в Forbes вышла полушутливая колонка профессора Университета Гонконга и бывшего руководителя Азиатского брокерского отдела банка J.P. Morgan Энн Ратлидж, в которой она тоже анализирует шаблоны роста и падения рынков и приходит к выводу: 2017 год — самое время для очередного финансового кризиса.

«Если вы спросите меня, будет или нет кризис в 2017 году, я отвечу: вообще-то всё к тому идёт. Зародился он, вполне возможно, уже в 2013 году и сейчас движется нам навстречу».

Если кто забыл, в 2013 году после восстановительного роста мировая экономика вновь забуксовала. Тогда началось всё с банкротства Республики Кипр, которую спасали и Россия, и Европа, и ни в чём не повинные частные вкладчики кипрских банков. Хотя в итоге ВВП всего мира вырос на 2,3%, вместе с ним на 5 миллионов человек выросла и мировая безработица — и впервые за всё время, когда её вообще считают, она превысила 6%.

Бедные беднеют, богатые богатеют

Опубликованный в январе 2016 года доклад Международного валютного фонда о перспективах мировой экономики осторожно предсказывает рост мирового ВВП примерно на 3,4%, но оговаривается, что достичь его можно, только если удастся преодолеть некоторые системные проблемы. А именно:

«Риски связаны с продолжающейся притиркой глобальной экономики после кризиса: общим замедлением на развивающихся рынках, перебалансировке в Китае, низким ценам на сырьё и постепенному выходу из режима чрезвычайно благоприятных монетарных условий в США. Если с этими ключевыми вызовами справиться не удастся, глобального роста не будет».

Действительно, во многом выбраться из ямы 2009 года США позволили накачка экономики деньгами и снижение процентной ставки. Но накачка, которую финансовые регуляторы скромно называют «количественным смягчением», только маскирует реальные проблемы, лежавшие в основе кризиса, а не лечит их.

А проблемы это такие: рост неравенства доходов во всём мире, в том числе и в развитых странах, и растущий вместе с этим неравенством объём долгов по кредитам. О том, что после небольшого шока 2007-2009 годов неравенство и кредитный пузырь во всём мире снова растут, можно прочитать, например, в докладе французского Центра перспективных исследований и международной информации. Это очень авторитетный институт, который, среди прочего, анализирует тенденции в мировой экономике по заказу правительства Франции.

Именно неравенство приводит к росту кредитов, кредиты дорастают до размеров пузыря, который может вызвать проблемы у банков, а всё больше и больше денег вместо общего торгового оборота уходит в финансовую систему. Это, в свою очередь, делает богатых ещё богаче, а бедных ещё беднее, объясняют эксперты консалтинговой компании NEF.

В Великобритании доля «плохих» ипотечных кредитов почти достигла уровня до 2009 года. 1/6 всех заёмщиков имеют текущий доход меньше 200 фунтов в месяц после уплаты всех налогов и за вычетом обязательных затрат (прожиточный минимум, коммунальные платежи, транспорт, другие кредиты). Royal Bank of Scotland уже рекомендует своим клиентам продавать все ценные бумаги кроме тех, которым они выдают рейтинг «безопасно».

Вдобавок в 2016 году, пишет профессор Гарварда, специалист по международным финансовым системам Кармен Райнхардт, вполне возможно, нас ждёт целая серия суверенных дефолтов. и речь идёт не только об Украине, но и о странах Латинской Америки, Ближнего Востока.

Уже целый год одиозные эксперты вроде патриотического блогера Олега Макаренко (Фритцморген) или аналитиков. комментирующих экономику на канале Russia Today, ждут «краха». Вот что Макаренко писал год назад на сайте PolitRussia :

«Если бы американцы попытались приземлить свою экономику в 2008 году, во время первой волны кризиса, у них оставались бы ещё неплохие шансы на мягкую посадку. Однако Вашингтон принял решение отсрочить кризис путём выкручивания на максимум скорости печатного станка. Теперь кризис возвращается, и сила надвигающегося шторма такова, что прогнивший корабль американской экономики выдержать его уже не может».

Пока мы посмеивались над выражениями типа «прогнивший корабль американской экономики», возможно, шторм действительно подошёл к США, а значит и к мировой экономике, вплотную.


Добавить комментарий